\Статьи\Карибы XVII века\Испания


Карта сайта
 
     

Корсары: Возвращение Легенды

     
 
Seaward.Ru
Студия
Новости
Команда
Контакты
Проекты
Seaward Online
Корсары 4
Аддон ВМЛ
Возвращение морской легенды
Скриншоты
Подробный FAQ по игре
Прохождения квестов
История разработки ВМЛ
Список обновлений по версиям
Скачать
Исходные коды скриптов ВМЛ
Игра КВЛ
Корсары: Возвращение Легенды
Скриншоты
Обои для рабочего стола
Ролик MTV от 09.02.07 (22мб 2 мин)
Руководство по игре
Пресса об игре
Патчи
Игра ГПК
Город Потерянных Кораблей
Скриншоты
Обои для рабочего стола
Пресса об игре
Патчи
Общение
Форум
Правила форума
Чат
Полезное
Ссылки
Как запустить ПКМ на Win7
Модификации для игр Storm 2.x
Интересное о пиратах
Книги о пиратах
Статьи
«Корсары» - история бренда
Колыбель пиратства
По следу «Испаньолы»
Подлинная жизнь придуманного пирата
Морские термины
Карибы XVII века
Как сделать свою игру?
 
     

Корсары: Город Потерянных Кораблей

Яндекс цитирования
Rambler's Top100
Rambler's Top100



     
 

Рекламный блок:


 
     
     
 
 

Карибы XVII века

Что творится в Англии?
Что творится во Франции?
Что творится в Испании?
Что творится в Голландии?
Кто такой капитан Шарп?

Что творится в Испании?

Со смертью Филиппа IV, последнего великого испанского монарха, Испания вошла в период продолжительного регентства. Новый король Карл II Габсбург, четырех лет от роду, слаб настолько и болеет таким количеством болезней, что трудно себе представить, как он вообще живет на этом свете. И не мудрено, его отец Филипп IV был уже стар, когда женился на Анне Австрийской, да и, поговаривают, болел «разными болезнями». Так что Марианна (так в Испании называли Анну Австрийскую) стала регентом своего сына. Какую опасность это могло означать, показали недавние события во Франции: выступления Фронды против Мазарини в 1650 году. Поэтому Филипп IV готовил регентство заранее; в помощь королеве он выделял тщательно подобранную из представителей политической, церковной и общественной власти Правительственную хунту.
Несмотря на эту хунту, Мариана, которой стало не под силу справляться с бременем обязанностей, вернулась к институту фаворитов, чтобы обеспечить поддержку регентству в мировой державе. Выбор пал на австрийского духовника, отца-иезуита Иоанна Эберхарда Нитгарда. Несмотря на предостережения, королева закрепила его вначале лишь номинальную власть должностью Великого Инквизитора Испании, благодаря чему он автоматически стал членом Правительственной хунты. Иностранное происхождение и политическая вызывают серьезную неприязнь к нему правительства и широких слоев населения, усиленную еще и тем, что Мариана и Нитгхард третировали опытного и авторитетного сводного брата английского короля Карла II, Дона Хуана. А Дон Хуан - интереснейший человек в Испании. Это покровитель таких ученых, как де ла Фалле, Камуэль Лобковитц или Хуанини, и владелец огромной библиотеки, основатель испанской реформистской науки. К тому же, как бравый генерал и испытанный губернатор он принял решающее участие в подавлении восстаний в Неаполе и Барселоне. Напротив, во Фландрии и Португалии между 1656 и 1663 годами его командование было гораздо менее успешным.
Определенную жалость вызывает бедная Испания, которая в момент слабости подвергается нападениям со всех сторон. Но есть причина, по которой испанцев ненавидят все.
На Пуэрто-Рико и близлежащих островках мирно жили буканьеры - обычные скотоводы, большею частью французы, не мешая никому, как вдруг испанцы, не обращая внимания на то, что ремесло буканьеров выгодно и для них, вздумали прогнать всех их с острова Сан-Доминго или, если возможно, уничтожить их совершенно.
Начало исполнения этого жестокого и для самих испанцев гибельного намерения было очень легко. Следуя принятой ими столь удачной против американских дикарей методе, они напали вдруг на рассеянных, ничего не подозревавших, невинных буканьеров, убили часть их, а других увлекли в неволю. С этой минуты охотники сделались осторожнее, ходили всегда небольшими отрядами, готовые к сопротивлению, и если, несмотря на это, на них нападали, то они дрались так отчаянно, что, несмотря на превосходство числа, почти всегда одолевали испанцев и принуждали их искать спасения в бегстве.
Тогда испанцы переменили образ войны. Частная травля буканьеров, погубившая не одного правоверного испанца, прекратилась, а вместо того стали нападать на буканьеров по ночам в буканах, убивали господ и слуг и не щадили даже собак. Эти неистовства довели буканьеров до бешенства. Они соединились и повели также наступательную войну, причем не щадили никакого врага. Это подействовало. Испанцы, по-видимому, прекратили все неприязненные действия, и буканьеры начали льстить себе надеждою, что их оставят, наконец, в покое. Но враги их ждали только подкрепления: как скоро оно прибыло из испанских колоний, война возгорелась снова. Но и буканьеры приобрели подкрепления: французы с Тортуги и других островов и многие другие искатели приключений и добычи соединились с ними. Неприятели дрались беспрестанно, и кровь лилась на всем острове. До сих пор многие урочища на Сан-Доминго сохранили название «полей убийства». Все это происходило между 1660 и 1665 годами.
Нет более кровожадных дьяволов, чем испанцы и португальцы. Только с 1535 по 1660 год из Америки было вывезено в Испанию столько драгоценных металлов, сколько, вероятно, и наполовину не дали к тому времени все, вместе взятые, копи Старого Света за все время своего существования. Половина коренного населения Нового Света - по самым скромным подсчетам, пять или шесть миллионов индейцев - погибла в первые же полтора века испанского господства, причем значительная часть их - на рудниках Мексики и Перу.
В Береговом Братстве есть один флибустьер, его зовут Монбар Губитель. Он никогда не берет приза с захваченных кораблей. Вооруженные испанцы, золото, товары, все отправляется за борт, а команда его состоит из индейцев, которых он освободил из испанского рабства.
Нещадно грабя свои заморские колонии, Испания установила жестчайшую монополию на торговлю с Новым Светом. С начала XVI века единственным из всех испанских портов, имеющим право на торговые сношения со всеми заокеанскими территориями, стала Севилья. Именно сюда прибывали отправляемые через порт Веракрус в Мексике и вначале через Номбре-де-Дьос, а позже - через Пуэрто-Бельо, что на атлантическом берегу Панамского перешейка, награбленные богатства американского континента.
Начиная с 1537 года ни одно испанское торговое судно не пересекало Атлантику в одиночку - это строжайшее правило диктовалось интересами монополии. А кроме того, с самого начала XVI века доступ в воды, омывающие заокеанские владения испанской короны, был закрыт для кораблей других стран. Первое время эта система действовала безотказно - ведь Испания и Португалия намного раньше всех других европейских держав проложили себе пути в Индию и Новый Свет. В 1493 году папа Александр VI поделил между этими двумя "соседками" весь подлунный мир, а год спустя они заключили соглашение о демаркации сфер своих будущих захватов, так что в испанской "половине" земного шара оказалась вся Америка, за исключением Бразилии, а в португальской - Бразилия, Африка и Азия.
Но пришел час расплаты. Кровь и золото испанцев - за кровь миллионов индейцев, десятков тысяч французских буканьеров и английских поселенцев.

Eddy 2005 г.